?

Log in

No account? Create an account

Арон Атабек. Блог в Живом Журнале

поэт - политзэк - диссидент - узник совести

Previous Entry Share Next Entry
ДЕНЬ УРКÁ
Aron
aronatabek

(по известному рассказу А. Солженицына «Один день Арона Атабековича», о, простите — «Один день Ивана Денисовича», ха-ха-ха!)

Есть фильм прикольный — «День суркá»,
Там каждый день одно и то же,
В тюрьме, в натуре, — «День уркá»,
И жизнь УРКÁ ты сохрани, о боже!

Подъем на киче ровно в 5-ть —
Куда спешить в такую рань?
Но будят бедного уркá —
И требуют еще «доклад»!

Матрац выносишь на продол —
Глаза слипаются, поспи,
Менты устраивают шмон —
В 5-ть утра! С ума сойти!

Конечно, в трусах у меня автомат —
Без женщин уже едет «крыша»,
И щупает меня сержант —
Но, слава богу, пока без «стриптиза».

И шконку надо поднять к стенке —
Менты, с продола, вставляют штырь,
А в шконке той, в натуре, центнер —
Мне не поднять, эй, где там шнырь!

«Шнырей» здесь нет, а есть «дневальный»!» —
Ментов ответ, борьба с жаргоном, о, я не могу!
Сказал же мне «Хозяин» полковник Саспанов:
«Не будешь поднимать шконку — будешь спать на полу!»

Короче, сплошная «ПОЛОВАЯ» жизнь! —
От холода опухли ноги, согнуть не могу,
И что для меня теперь стриптиз —
Здесь вижу я одну порнуху!

И целый день зэчара на ногах —
Железная скамеечка спецом для геморроя,
Присесть бы хоть немножко на кортах —
Но сломанная нога не дает покоя.

На завтрак жиденькая манка —
Ни сахара, ни масла в манке нет,
«Евростандарты» (по Назеру) в тюрьме это обманка —
С бюджета бабки пилит УИС — комитет.

Звучит сирена как сигнал к атаке —
На киче начинается «проверка»,
В конце продола кричат уже «доклады» —
И от ударов в ребра стонут безответно.

И начинается «стриптиз» —
Так называемый «досмотр телесный»,
И в голом виде надо приседать вверх-вниз —
Для «андижана» (заднего прохода!) шмон железный!

И все снимается на камеру —
О, фильмы я всегда любил,
Но здесь меня «стриптизером» делают —
Снимает студия «МЕНТ-фильм»!

Соседей гонят на прогулку —
Меня отдельно, после обеда,
Тусуюсь в камере я грустно —
О, где же ты, мой День Победы!

Движняк и кипиш на продоле —
Начинается «дрессировка»,
В «растяжке» стоя, и на «шпагат» садясь до боли –
Кричать «доклад» надо громко!

И дубинка «ставит» голос –
И исправляет артикуляцию,
И «клятву зэка» кричат молокососы:
«На путь исправления встал твердо, гражданин начальник!»

Ах, эти пушкинские «белые ночи» –
«Пишу, читаю без лампады!»,
Лампада зэка спрятана высоко и глубоко, за решкой –
ПУШКИНА б сюда, «Онегина» писать в моей полутемной камере!

И на обед чуть теплый суп –
И снова каша на второе блюдо,
Вегетарианство – хитрый трюк,
Для обмана желудка.

И вот она, моя прогулка –
А на дворе метет пурга,
И я, больной, остался б в хате, но тащат ýрка –
«Ласточкой» загнув, и почки «проверяя», два мента.

Потом сидишь, дрожа, у батареи —
А она лишь теплится слегка,
Ведь батареи не ради зэка греют –
А чтоб не лопнула (от мороза!) труба.

На ужин вновь родная манка –
И жизнь обманка без нее,
В тюрьме диета есть изнанка –
На воле «бешеного БЕШМА» моего!

И вновь сирена как сигнал к атаке –
И снова начинается «проверка»,
Менты бегут как волчья стая –
Что «проверять» тут, изуверы?

И снова для меня сеанс «стриптиза» –
И врач (красавица! умница! секси!) смотрит, не сводя глаз,
И мне неудобняк, вдруг она увидит –
Как поднимается на нее мой «КЕНТУБАС»!

Три приседанья, все в порядке –
Из «андижана» не выпала «труба»,
И бомбы нет у меня в заднем ряде –
К чему тогда вся эта кутерьма?

И снова на меня нацелены –
Объективы видеокамер,
Я как актер (голый!) играю «сцену» –
А вдруг покажут по «Хабару»!

Одно лишь радует: «доклад» –
Уже не требуют с меня по полной («извращенной!») форме
Памяти-то нет, и чтоб этот «доклад» (длиннющий!) пересказать –
Нужен мне суфлер, в натуре!

Ура, осталось два часа –
А в 9-ть и на боковую,
Что делать, в полутьме читать много нельзя –
Я медитирую, как Будда!

А на продоле вновь движняк –
Шныри наводят чистоту,
Приносят рваный мой матрац –
И бросают на полу.

Отбой! Как попугай кричу «доклад» –
И снова шмон, но без «стриптиза»,
Команда: «Взять матрац»! –
И в камеру лечу, как птица.

За месяцы упорных битв –
В активе у меня одна (но «стратегическая»!) победа
Заставил я шконку на пол СПУСТИТЬ (!) –
«Великого Инквизитора»-мамбета.

Уф! Какое же блаженство –
Лечь на матрац, укрыться одеялом,
Как будто я ребенок в лоне женском –
И ничего мне не надо!

И я СВОБОДЕН (!) на всю ночь –
Мои фантазии играют,
О, вещий сон, ты должен мне помочь –
На КИЧЕ, здесь, я Великое Будущее для казахов СОЗИДАЮ!

…Есть фильм прикольный — «День суркá»,
Там каждый день одно и то же,
В тюрьме, в натуре, — «День уркá»,
И жизнь УРКÁ ты сохрани, о боже!

27.10.2014
г. Павлодар, СИ-14, карцер, ПКТ, к. 36

Из письма от 3 ноября 2014прим. ред.